Вера Кузьмина /Каменск-Уральский/

ОПЯТЬ ГРИБНОЕ

Год назад ходила в лес —
Нынче тот же путь.
Лесовик в дупло залез,
Хочет припугнуть.

С кареглазым не гулять —
Лопнуло кольцо,
И глядит грибная рать
Прямо мне в лицо.

Сыроежка-бирюза,
Что за дикий цвет…
Нынче серые глаза
Заменяют свет.

С ними — в небо и на дно,
Вправду, не шутя.
Только плачу об одном:
Где моё дитя?

Где опёнок рыжий мой,
Под каким дерном?
Не тащить его домой
В зыбке травяной,

Не гулять на Барабе
С мужичком с вершок…
…кареглазый, пусть тебе
Будет хорошо:

Луг зелёный, белый снег,
Радость до корней…
У грибов — короткий век,
У людей — длинней.

Разбежалися вчера
Две тропы в лесу.
Проревелась. Жить пора.
Осень на носу.

Не грози, грибная рать,
Быть тебе в мешке.
…помолись, грибная мать,
О его башке….

ГРИБНАЯ МАТИ

Топаю с ведёрком —
Грузди заломати.
На лесном пригорке
Ждёт Грибная Мати:

Волосы-то русы,
Вдоль лица-то дымка.
«Проходи, Веруся —
Ты ж моя любимка».

Слышу — шепчут, судят
В ельнике чувырлы.
А грибы как люди —
Многие червивы.

У лесного лога —
Мухоморчик алый…
А бабья-то много,
Да счастливых мало.

Дам чувырлам корок,
Семечек и крошек.
А мужик-то — дорог,
А народ-то — дёшев.

Мой-то некрещёный,
Бог не охранит ведь…
В платьице холщовом —
Ворот с красной ниткой,
Вновь Грибная Мати
Промелькнула колком…
Не давай поймати

Моего-то — волку,
Сохрани от тризны,
Злой да чёрной бабки!
Каплют чьи-то жизни
На грибные шляпки.

Глянь — кивнула Мати,
Повела кикимор
Вдоль сосновой гати…

Лес как будто вымер,
Дышит пнём да мохом,
Прелью, старой баней…

…славную жарёху
Нынче я сварганю…

 

МОЛЧАНИЕ

С бабкой — в «пятнадчик»… кофточки из нейлона,
Килька в томате, касса, Нинель-Коза.
«Верке-то сколь — четыре? Не бает? Вона…
Надо везти в Свердловско, врачу казать».
«Вот наказанье! Ленка болтала с году.
Эта — немтырь, хоть шваркни башкою в лог».
Ленка — сестра. Большая. Котёнка в воду
Бросила с Мишкой-жирным и Колькой-Ёк.
Ленка — большая… учит: Гавана, Осло.
Пишет в тетрадке буквы — красиво, в ряд.
Лучше не вякать в мире безумных взрослых.
Вякнешь — как Ленка, будешь топить котят.
Лучше остаться мелкой… ко мне приходит
Наш домовой — Шабрёнка, сопит в подол.
Сам волосатый, но пиджачок — по моде.
Он похоронку в сорок втором нашёл —
Бает, за той иконой, на деда Стёпу.
Бает, ходил голодный, глодали жмых.
Бедный Шабрёнка… Взрослые! Враз утопал,
Две мармеладки сунул — таких больших!
Лучше остаться мелкой… болотна девка
Ночью смотрела долго в моё окно.
Банку дала — с толстущим тритоном Севкой,
Тихо шептал мне сказки и лёг на дно.

Завтра пойду к болоту, она покажет,
Где утонули дяденьки Колчака.
Кто он такой? Сказала — других не гаже.
Где он теперь? Сказала — взяла река.
Лучше остаться мелкой… сигает в руки
Плюшевый щён созвездия Гончих Псов.
Бабка сказала — старый, грязнуля, бука.
Кинула в мусор, в двери — двойной засов.
Вот он — вернулся! Ласково лижет шею…
Взрослые! В тёмном небе клочкастый мех…
Если на лапах — в Рай, на ногах — сложнее.
Если детёныш — в Рай, а взрослее — эх…
Лучше остаться мелкой. Пускай немая,
Только б такой, как Ленка-сестра, не стать.

…знаешь, а та малявка — она живая.
Только в овсяной чёлке седая прядь.